Перейти к основному содержанию

«Я бы уже отсидела». ВС РФ встал на сторону адвокатов, отправивших за решетку следователя СКР

Верховный суд РФ не удовлетворил представление заместителя генпрокурора, который требовал возобновить уголовное дело в отношении двух адвокатов из Челябинской области — Аллы Брагиной и Елены Пешковой. Нижестоящие суды дважды прекращали их уголовное дело о посредничестве в передаче взятки следователю СКР — в связи с тем, что они добровольно сообщили о преступлении и активно способствовали расследованию. По мнению Генпрокуратуры, Брагина и Пешкова эти условия не исполнили. Корреспондент Legal.Report на судебном заседании оценил аргументы сторон.

Адвокат КА Южного Урала «Защита» Брагина и ее коллега из филиала № 6 КА «Южно-Уральский адвокатский центр» Пешкова обвинялись по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве в особо крупном размере). В 2017 году сотрудники ФСБ задержали адвокатов, когда они передавали друг другу 3 млн рублей. Женщины начали сотрудничать со следствием и рассказали, что сумма предназначалась старшему следователю второго отдела по расследованию особо важных дел регионального СУ СКР Александру Козлову. Взамен он должен был развалить дело о взятке, которое находилось в его производстве. Козлова не смогли задержать с поличным и своей вины он не признал. Тем не менее собранных доказательств хватило Центральному райсуду Челябинска, чтобы в апреле 2019 года приговорить следователя к 8 годам колонии строгого режима. 

Тот же суд осенью 2018 года освободил Брагину и Пешкову от уголовной ответственности — в связи с тем, что они добровольно сообщили о преступлении и активно способствовали расследованию. Однако областная прокуратура, имевшая иную точку зрения, добилась отмены решения в апелляционной инстанции, после чего начался новый процесс. В марте 2020 года Центральный райсуд Челябинска вновь прекратил уголовное преследование Брагиной и Пешковой. На этот раз решение устояло в апелляционной и кассационной инстанциях. Но теперь уже Генпрокуратура подала представление в ВС РФ, требуя отменить судебный акт.

В ВС Пешкова приехать не смогла, борется с последствиями ковида. Брагина явилась. Хотя по всему было видно, что это посещение далось ей нелегко. Практически все заседание адвокат просидела, низко наклонив голову и сжимая руки коленями. 

После изложения фабулы дела судьей ВС Олегом Зателепиным слово было предоставлено представителю Генпрокуратуры Светлане Тереховой. Она говорила ровно минуту, сообщив об «очевидном затягивании кассационного производства со стороны Брагиной и Пешковой и злоупотреблении ими своими процессуальными правами» (заседание в ВС, назначенное на 1 июня, было отложено из-за неявки адвокатов).

— Мы просим судебную коллегию не прекращать кассационное производство и при вынесении решения рассмотреть по существу доводы кассационного представления, — сказала представитель Генпрокуратуры.

Интересы челябинских адвокатов представлял московский адвокат Станислав Шостак. Он настаивал, что кассационное представление Генпрокуратуры носит характер пересмотра оценки доказательств. По мнению адвоката, делать это в четвертый раз (по словам Шостака, первое прекращение уголовного дела в отношении его подзащитных произошло еще на стадии следствия, в 2017 году) невозможно, тем более что все обжалуемые решения законно обоснованы и мотивированы. 

— Прокуратура говорит, что уже после задержания Брагина и Пешкова повели себя так, чтобы избежать наказания. Так вот, материалы уголовного дела не содержат подтверждения факта задержания Брагиной и Пешковой, — заявил Шостак.

Адвокат подчеркнул, что его подзащитные добровольно дали согласие на участие в оперативно-разыскных мероприятиях и тем самым предотвратили совершение еще более тяжкого преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ. 

Шостак выразил несогласие с доводами Генпрокуратуры о том, что на момент начала добровольного сотрудничества со следствием «объективная сторона преступления» и Брагиной, и Пешковой была выполнена. 

— Мы не можем согласиться по той простой причине, что взятка передана не была. Они как посредники могли выступать только в передаче денег либо в организации всей цепочки. В данном случае, а они были задержаны с денежными средствами, можно говорить в лучшем случае о 30-й статье, о неоконченном составе. 

Не согласился Шостак и с тем, что поведение его доверителей нельзя считать явкой с повинной. По мнению адвоката, ч. 1 ст. 142 УПК не содержит прямых указаний на то, как должна выглядеть явка. И смысл не в том, в какой она будет сделана форме, а в том, чтобы максимально быстро раскрыть преступление, настаивал адвокат. 

В заключение Шостак обратил внимание на противоречие в кассационном представлении генпрокуратуры, где говорилось о том, что Центральный районный суд Челябинска вынес решение о прекращении уголовного дела в отношении Брагиной и Пешковой в отсутствие на то законных оснований. Это, сказал Шостак, противоречит всем судебным актам. 

Слово было предоставлено Брагиной. 

— Если бы такая процедура была предусмотрена, то я бы еще раз от своего имени принесла государству извинения. Моя репутация была безупречной. Нисколько себя не оправдываю и не оправдывала на протяжении всех этих четырех лет. 

Брагина, адвокат с большим стажем и безупречной до определенного момента репутацией, наверное, могла бы себя защищать сама. Несмотря на волнение, речь ее была выверенной и аргументированной. 

Адвокат назвала все прокурорские представления по ее делу однотипными, заметив при этом, что государственное обвинение на протяжении четырех лет упорно не хотело видеть других, отличных от своих доказательств по этому делу и оценивало только оперативные материалы. При этом, по ее мнению, наличие одних лишь оперативных материалов не может привести к какому-то итоговому решению, так как доказательства должны оцениваться лишь в совокупности.

По словам Брагиной, в материалах дела присутствуют неоспоримые доказательства того, что правоохранительные органы не были осведомлены о преступлении, в котором впоследствии обвиняли ее и Пешкову. Кроме того, Брагина вслед за Шостаком сделала упор, что ни она, ни ее коллега официально не задерживались и явились в правоохранительные органы с повинной. 

— Вот те три кита, на которые упорно не хочет обращать внимание государственное обвинение, — резюмировала адвокат. 

Брагина попросила суд обратить внимание на материалы дела, где указана расписка, которую Пешкова дала Брагиной при получении денег, что якобы она берет эту сумму в долг. 

— Те деньги, которые потом проходят по делу в качестве взятки, она у меня берет в долг. И если бы Пешкова сказала: я ничего не знаю, беру эти деньги в долг, — то у меня была бы 159-я, часть четвертая, и все. Уважаемый суд, четыре года я хожу и думаю: а может, мне стоило бы промолчать? Посидела бы, у меня ребенок несовершеннолетний. Я бы уже отсидела. Но это уже просто невыносимо. 

Судебная коллегия совещалась недолго. В удовлетворении кассационного представления заместителю генерального прокурора было отказано.

Источник: https://legal.report/ya-by-uzhe-otsidela-vs-rf-vstal-na-storonu-advokatov-otpravivshih-za-reshetku-sledovatelya-skr/